Ардеш. Франция

Автомобильное путешествие с ночевкой в средневековом замке

Ардеш. Франция

Автомобильное путешествие с ночевкой в средневековом замке
Самолет коснулся лионской земли

Когда я пересчитывал шагами брусчатку в старом Лионе, вспоминал недавнюю Германию. Франция и Германия две очень похожие пожилые дамы. У обеих богатое и интересное прошлое. Но Германия - на ботоксе и модных витаминах, а Франция красиво несёт свой почтенный возраст. И вот уже авто-Федя, бодро мчит меня вдоль Роны, чтобы скоротать с ней несколько вечеров за бокальчиком..... Он знает тайные тропы во многих регионах и предлагает свернуть на них при любой возможности. Но я еду в Ардеш.

Ардеш - это каштаны, мшистые камни вдоль старинных дорог, бесконечные изгибы холмов, каньоны и сонные средневековые каменные деревушки.

Ардеш - уже почти старик, давний любовник Франции, о лихих похождениях которого она с трогательной нежностью вспоминает тайком частенько. В его доме всё старое: дома, мосты, деревья, обитатели. У него чаще случаются туманы, насморки и приступы ревматизма и амнезии. Вот в какой-то сонной деревушке, коих не счесть, навстречу идёт пожилая пара. Дедушка забыл надеть брюки, а его бабушка забыла ему об этом сказать. И никакой фальши в этой паре. И никакого удивления ни у них, ни у прохожих. Глубоко в душе Ардеш нелюдим. Лишь нечастые гости на петляющих и огороженные замшелыми камнями дорогах беспокоят лабиринты его сознания. Ардеш непременно в кепке и мятых фланелевых брюках, пропахших нафталином из сундука с платьями. Он безмятежно цедит своё красное, держа бокал в узловатых руках своих старых платанов и каштанов один или в компании соседа из Оверни, стареющего рядом, в уединённом Центральном Массиве, в самой глубине Франции. Их молодящийся сосед -Прованс чаще встречает званых и незваные гостей. Прованс носит шляпу канотье и льняную рубашку с расстёгнутым воротом. Он загорел и приветлив напоказ. Не прочь приударить за приятной дамой после стаканчика розового. Он засыпает в жаркий день в тени кипариса, чтобы вечером бодро острить в компании знакомых.

Жаркое солнце гарриги и вино иногда распаляют и Ардеш. Редкие кипарисы его волос топорщатся то там, то сям. И ближе к Роне он похож на Прованс жаром раскалённых на солнце камней, полями лаванды и виноградниками, как сиамский близнец, отсечённый рекой от своего брата. Но глубоко внутри он исполнен осени своей жизни. Каждый прожитый день в Ардеше приближает нас к нашей осени.

Хозяин замка, где я остановился, учтивый, но закрытый француз с глазами и усами как у Сальвадора Дали. Интересно, он об этом догадывается? Может быть, по случаю прислать ему рождественскую открытку с портретом художника от единственного русского туриста. Купив замок по случаю, сделал его восстановление делом своей жизни. Его жена - филиппинка, каким-то непонятым образом оказавшаяся во Франции. Могла ли подумать филиппинская девушка, что когда-нибудь она будет жить в старинном французском замке и прислуживать по утрам гостям из России...

С заходом солнца замок и несколько каменных дворов , примыкающих к нему, погружаются в сон. Или делают вид. И самое время редким постояльцам осмотреть округу. Бледный холодный свет небесного светила скользит по каменным контурам, обозначая границы, и направления их прогулки, но не выдавая подробности. Серые камни, напитанные ночной влагой, окружают их и отражают каждый шаг забредшей сюда из другого мира пары. Вдруг Фонарь вырывает из мрака небольшой дворик полукруглой формы, где на грубо сколоченном деревянном настиле стоят подносы с виноградом. Черный, золотой, только что сорванный с лозы , каждая ягодка укутана бархатным белесым налетом девственности . Тут же объявление: мы понимаем ваше желание попробовать этот виноград, кладите 3 евро и наслаждайтесь. 3 € понятно носителю любого языка, остальной текст зависит от фантазии читающего.

Виноград оказался сладким упругим и терпким. Ягоды с хрустом отрываются от ветки, обливаясь соком и придавая путешествию по ночному каменному средневековью реальность и сладость.

«Из него получится хорошее вино», липкие от ягод руки я протёр ночной влагой серого камня, возвышающегося позади.

Посетить осенний Ардеш ­­ все равно, что заглянуть в лавку старьевщика, затерявшуюся среди множества улиц, домов и дверей. Не каждый решится туда зайти, да и двери ее откроются не для каждого. Да и нечего каждому там делать. Это камерный замкнутый мир для своих. И там столько диковин, что захватывает дух. Нужно только разглядеть их среди штамповки , паутины и пыли.





E-mail
Имя
Отзыв
Я, Александр Минский, буду благодарен читателю за его оценку моего рассказа. По всем вопросам сотрудничества пишите на почту minskiy.av@yandex.ru
Выберете нужное пое
Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с условиями о персональных данных
Made on
Tilda