«Склонен наш народ к оргиям и хороводам». Николай Бердяев.
«Я уважаю чудовищный выбор моего народа». Михаил Жванецкий



***
Славослав Государевич Державный страдал от болей в спине. Остеохондроз мешал ему искренне преклоняться перед начальством и продвигаться вверх по карьерной лестнице. Раньше в этом деле Славославу Государевичу не было равных, но с появлением на службе беспринципных стрекулистов из поколения Z его позиции пошатнулись. Успехи более гибких и изворотливых товарищей причиняли ему невыносимые номенклатурные мучения. С каждым годом Державный страдал всё сильнее, тоскуя по тем временам, когда он сам был гибким до бесхребетности.

Славослав Государевич поморщился от дурных мыслей, пошелестел методическими рекомендациями «сверху» и, хрустя позвонками, начал совещание.

– Мы живём во враждебном окружении. Алчный Запад веками выкачивает из наших бездонных недр несметные богатства, откупаясь жвачкой и кока-колой. Стыдно, товарищи, перед потомками – скоро им совсем нечего будет разворовывать. При этом, заметьте, каждый третий чиновник до сих пор не имеет недвижимости за рубежом. Необходимо исправить сложившееся положение дел и переломить тренд на ограбление нашего народа иностранными империалистами. Пора, товарищи, заняться тотальным импортозамещением и самим встать на их место! К сожалению, в вопросах выкачивания богатств из недр мы всё ещё находимся в критической зависимости от наших алчных партнёров. Поэтому, для начала, правящей партией предложено сосредоточиться на необратимом изменении условий жизни народонаселения страны. Нужно устремить свой внимательный взор на простого человека, труженика, налогоплательщика. В связи с этим правительство недавно приняло программу «Люди – наша новая нефть». С её помощью мы сможем извлекать деньги непосредственно из карманов граждан и пополнять бюджетные закрома ещё быстрее, опираясь только на собственные силы. А когда они затрещат от доходов - изолируем весь мир от нашей экономики. И посмотрим на их надменные морды!

Много предстоит сделать, в том числе на местах, в сфере идеологической работы. Чёрный ящик сознания нашего народа до сих пор до конца не познан. Неиссякаемые запасы глупости, хранящиеся там, могли бы оказать неоценимую помощь в деле возрождения величия несправедливо отставшей от цивилизованного мира страны. Осталось только понять, как их извлечь оттуда и умело направить в нужное русло. Готов выслушать ваши предложения, товарищи. И помните! Мы должны построить великую страну. Страну, которую все будут бояться. Страну, которую не стоит посещать счастливому человеку!

Первым вызвался выступить председатель межпланетного правильнославного общества, доктор патриотических наук Аршин Ярилович Родноверов. Он был известен тем, что давно и очень успешно гордился своими великими славянскими предками, построившими Атлантиду. По глубоким убеждениям Родноверова, Александр Македонский был уроженцем Мурома, украденным евреями с целью продажи в рабство и последующего унижения. По его другой версии великий полководец имел казацкие корни и храбро сражался со скифами и сарматами в войне с Батыем, после чего основал Крымское ханство и завещал потомкам беречь его от укров. В голове Аршина Яриловича одна версия не противоречила другой, а наоборот, дополняла, и вместе они создавали надёжный фундамент для прочего научного бреда. На фоне общего образовательного сумрака просвещённая серость Родноверова смотрелась выигрышно, и он даже метил в академики. Сквозь дыры патриотического образования Аршина Яриловича изредка пробивался свет знаний, но он старательно зашторивал окна своего разума во имя высших державных интересов. Доктор наук истово перезвездился, и из его уст заструился патриотический апломб.

– Мы внесли неоценимый вклад в мировую культуру своими хороводами. Веками доказано наше неоспоримое превосходство в невежливости и хамстве над враждебным окружением, – бойко начал Аршин Ярилович. Присутствующие одобрительно загудели. После недолгой паузы окрылённый оратор продолжил. – Руки опускаются от гордости за нашу великую страну. Давайте все вместе покажем им козью морду, чтобы и думать не посмели, если что!

Участники совещания вскочили и долго визжали от восторга. Когда волна ликования немного спала, слово взяла депутат-одномандатница Мерзулина:

– Мы гордимся тем, что на нашей земле повесили декабристов и был убит Пушкин. Наш народ давно и уверенно петляет в лабиринте истинного пути. И чтобы он не сбивался с него во мраке своего невежества, предлагаю запретить повсеместно фанту-колу, марсы-сникерсы и прочие мерзости враждебного мира, подрывающие здоровье нации, – одномандатница преданно посмотрела на Державного и, поймав его благосклонный взгляд, продолжила. – Но мы все знаем, что пустоты в голове проще заполнять через желудок. Поэтому нужно добавить в жизнь людей отечественные излишества, временно создав в стране продуктовое изобилие. Придётся допустить народ к корыту национального благосостояния. Ничего не поделаешь! Великие цели требуют жертв.

– А всем хватит места у корыта? – спросил Славослав Государевич.

– При правильной организации процесса каждый гражданин хоть раз в жизни сможет до него дорваться, – не задумываясь ответила Мерзулина, а потом добавила. – Нужно определиться с очерёдностью. Считаю, что в первую очередь доступ к животворящему источнику должны получить льготные категории населения. Для этого предлагаю расширить перечень льгот для народных избранников.

– Очень своевременная инициатива, – поддержал выступающую Державный. – Вы можете проголосовать за это сразу после обеда. Нечего затягивать с разумными предложениями. Предлагаю Вам вместе поработать сегодня вечером над проектом документа, - Славослав Государевич многозначительно посмотрел на инициативную одномандатницу и продолжил совещание. - А теперь предоставим слово заведующему идеологическим фронтом.

Чернослив Арийский был общепризнанным экспертом по международной ненависти. Тронув нервическим пальцем дорогие очки, он взволнованно заклекотал:

– Народ всегда прав, обманываясь в своих ожиданиях. Дырявое сито его убеждений мы легко залатаем с помощью новейших достижений в области интеллектуальной вивисекции. Для этого нам необходимо многовековую мудрость предков обильно удобрить патриотизмом. Приложим усилия, чтобы гордость за размеры страны стала частью генетического кода. Для подчёркивания величия нашей родины будем регулярно сравнивать её с, например, Лихтенштейном. Заметьте, коллеги, что балет был придуман не в этом карликовом государстве! Особый упор сделаем на героическое прошлое, акцентируя внимание на достижениях наших славных предков.

– Прекрасная мысль, – оживился Державный. – Против таких аргументов сложно возразить. А что потом?

– А потом я предлагаю провести полную дезинфекцию мозга населения с помощью новогодних праздников. Накормить его досыта высокодуховным оливье, после чего объявить о злокозненных планах космических пингвинов похитить наших стариков, чтобы завладеть их пенсиями. А дальше… – Арийский многозначительно посмотрел на окружающих. – Когда это дерьмо в их головах немного затвердеет, начнём высекать из него злобу и ненависть. Справедливый народный гнев поддержит любое начинание власти.

Слово взял депутат от вечно второй партии Многообещающий. Он был сладкий и круглый, как чупа-чупс с усами:

– Слепая любовь к родине позволяет людям уверенно смотреть в светлое прошлое. Предлагаю ослепить здравомыслящее население… – В этот момент раздался громкий треск. Услышав его, Многообещающий взволнованно проверил своё лицо. Убедившись, что всё в порядке, он продолжил.

– Очень важно, чтобы люди чувствовали поддержку со стороны государства в это непростое время великих испытаний. Предлагаю всем справедливо пострадавшим предоставить бесплатное лечение в сети клиник "Бох спасёт".

– Почему это бесплатное? – раздался недовольный голос отделённого от государства фиговым листком Конституции представителя звездославной церкви. – Пусть пожертвуют имущество для спасения души!

– И то верно! – согласился Державный. – После переселения на наши восточные территории оно им больше не понадобится. Пусть имущество послужит великой цели, пока они будут обживать бескрайние просторы страны!

Все дружно загалдели. Больше голоса представителя церкви слышно не было.

– А что думают силовые органы? – спросил Славослав Государевич, щурясь от блеска звёзд на погонах сидящего рядом генерала.

Звеня медалями, Стремглав Долбосмыслович Безжалостный встал со своего засиженного места и по-казённому чётко и прямолинейно начал излагать план действий. Он насаживал мысли на шампур своих убеждений как опытный мангальщик куски мяса.

– Отечество в опасности! Здравый смысл окружает нашу страну со всех сторон. Нужно немедленно провести мобилизацию населения на священную войну за наши идеалы. Для широких масс будут развёрнуты мобильные пункты вакцинации, где каждый сможет получить двойную дозу вакцины невежества и хамства. Это поможет противостоять надвигающейся на нас со всех сторон эпидемии здравомыслия и избежать хаоса.

– А что делать с теми, кто не разделяет наши убеждения? С теми, кому чужд истинный, животный патриотизм? – уточнил внутренне ликующий Державный.

– На тех, на кого не действуют уговоры по телевизору, предлагаю не распространять наши гуманные законы и применить план «Б». Считаю необходимым разрешить боевым патриотическим вампирам начать обряд кровопускания в отношении национал-предателей. Укус боевого вампира способен передать достаточный заряд злобы и вызывает в организме даже нормального человека необратимые изменения. После этого он с удовольствием ходит на одобрительные митинги и без колебаний путает добро со злом, а родину с государством. Кроме того, предлагаю законодательно разрешить патриотически-настроенным гражданам кусать всех колеблющихся, чтобы завершить выше озвученные мероприятия как можно быстрее. Мы считаем, что цепная реакция, вызванная укусами боевых вампиров и их добровольных помощников, сможет охватить всё население страны уже за два месяца.

– А если народонаселение испугается и сделает попытку трусливо бежать от грядущего величия нашей Родины?

Безжалостный напряжённо подумал слепой кишкой, а потом продолжил.

– По достоверной информации государственных телеканалов основные очаги сопротивления мракобесию будут локализованы на западных рубежах страны. Мы отправим туда мирную делегацию, переодетую в костюмы бэтменов, человеков-пауков и прочей нечисти, и решительно избавим мир от неоскептицизьма. А если продажное либерасьё поднимет вой, скажем, что это артисты цирка приехали на гастроли. И хрен кто чего докажет! Прошу выделить на покупку костюмов, хлопушек и бенгальских огней посильную сумму с десятью нолями. Ура!

– Благодарю вас, товарищи. Мы обязательно найдём врага: внутреннего и внешнего – и разобьём его наголову. Как говорили наши предки, «войны не будет, но борьба за мир будет такая, что камня на камне не останется». Мы пережили столько лет унижений, переживём и грядущее величие, – подытожил Славослав Государевич. Его позвоночник взволнованно заныл перед предстоящим докладом вышестоящему начальству. – Я доложу наверх о ваших предложениях. Вместе мы сможем урвать ещё больше благополучия для родной страны. Сегодня в столовой бесплатные расстегаи и водка. Всё оплачено благодарным народом.

Участники совещания, возбуждённо жестикулируя и отталкивая друг друга, наперегонки побежали в буфет. Депутат Мерзулина поправила причёску и, выразительно посмотрев на Державного, медленно покинула кабинет.



***
В искусстве быть никем Изгиляю Слегкотупову не было равных. Он был из тех людей, которые даже сами с собой не бывают честными. Но не потому, что любил неправду – просто остерегался правды. Как и многие соотечественники Изгиляй был человеком аполитичным. На происходящие в стране и мире события реагировал вяло. Митингов избегал. В политических спорах не участвовал. На выборы не ходил. Слегкотупов жил по принципу «моя с хата с краю» и вреда никому не приносил.

Однажды, когда Изгиляй, шелестя мозгами на тёплом весеннем ветру, возвращался с работы, его укусил человек. Он выбежал к Слегкотупову из скандирующего митинга в безоговорочную поддержку чего надо, весь такой возбуждённый, с горящими глазами и флажком в руках. Спросил, одобряет или не одобряет. А потом, не дожидаясь ответа, взял – и укусил.

Изгиляй растерялся, но привычка не вступать в конфликты удержала его от каких-либо ответных действий. Он вернулся домой, съел бутерброд с пальмовым сыром, опрокинул стопку-другую водки, посмотрел передачу о космических пингвинах Лихтенштейна – и немного успокоился. Несколько дней Слегкотупов привычно жил в своём уютно-диванном мире в стороне от политики, а потом неожиданно заметил в себе метаморфозы. В нём стало расти раздражение при виде неискренних улыбок западного мира. Наученный мудрым телевизором, Изгиляй кожей чувствовал в них звериную ненависть к родным берёзкам. И ни пиво, ни водка уже не помогали обрести прежний покой.

Каждый день телевизор незаметно отравлял его ненавистью. Голова Слегкотупова, нафаршированная идеями превосходства над прочими, с удовольствием переваривала помои, которые лились нескончаемой рекой из несмолкающего зомбоящика. Как берсерки перед грядущей битвой ели мухоморы для храбрости, Изгиляй смотрел телевизор, а потом вёл безжалостные баталии на патриотические темы, вываливая на собеседников гигабайты ахинеи, как защитники крепости кипящую смолу на головы осаждающих.

Через месяц у него случился приступ патриотизма. Да такой сильный, что Изгиляй ничего не мог делать: ни работать, ни смотреть иностранные фильмы, ни носить одежду с чужими буквами. От вида долларов и евро на экране телевизора его просто коробило. Предложение жены поехать летом на море в Турцию Слегкотупов воспринял как личное оскорбление. С детства верный пельменям и борщу, он воспылал неприязнью к вредным для здоровья подрастающего поколения бургерам и картошке фри. И однажды ночью нагадил на крыльце Макдональдса. Совершив акт гражданского самовыражения, Изгиляй вернулся домой и лёг спать. Ему как-то сразу полегчало.

В утренних новостях диктор искренне восхищался ночным поступком неизвестного героя и призывал сограждан выражать свои патриотические чувства, не стесняясь в их проявлениях. Страна в едином порыве подхватила почин и начала бомбить ресторанную сеть непереваренными импортозаместителями.

Слегкотупов почувствовал себя хозяином жизни. Внутри Изгиляя бушевал океан веры в исключительность его народа, и он самоотверженно гордился блестящим прошлым своей страны. Врачи констатировали у Слегкотупова признаки высшей степени любви к родине – омега-патриотизма.

На волне проснувшегося самосознания Изгиляй с удовольствием оскорблял всех, кто не соглашался с его мнением, и даже впервые в жизни купил книгу: «Краткий словарь оскорблений и бытового хамства». Слегкотупов регулярно посещал курсы патриотизма, где учился писать доносы и правильно фальсифицировать выборы. Ладно бы он стал лучше знать историю или грамотно писать на родном языке. Так нет! Патриотизм требовал нетерпимости к соседям и обязательных речевых и грамматических ошибок. На образованных людей его неприкосновенный запас ума производил впечатление глупости, но стране нужны были герои. В прошлом спокойный и неконфликтный, Изгиляй возмечтал лично избить какого-нибудь либерала.

Прошло ещё совсем немного времени, и Слегкотупов, пенясь патриотической слюной, укусил соседа в споре на тему «Что лучше делать с врагами родины: колесовать или сжигать заживо». А тот, придя домой возбуждённый и озлобленный, покусал свою семью. На следующий день соседский ребёнок перекусал весь класс и большую часть посетителей магазина игрушек. Через неделю дети стали ходить строем, петь гимн перед каждым уроком и даже интересоваться у бабушек, кто такие октябрята. А некоторые посетители магазина стали призывать к войне с инопланетным разумом на территории соседних стран. Началась Великая эпидемия патриотизма. О том, к чему приводят такие эпидемии, мировая цивилизация помнит.

Помнят ли об этом вновь заболевшие?



Другие рассказы:
Вы можете оставить отзыв или подписаться на новинки автора
E-mail
Имя
Отзыв
Я, Александр Минский, буду благодарен читателю за его оценку моего рассказа. По всем вопросам сотрудничества пишите на почту minskiy.av@yandex.ru
Выберете нужное пое
Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с условиями о персональных данных
Made on
Tilda